Новый сайт

Интервью министра здравоохранения области Т.Ю.Быковской

газета "Крестьянин", № 7, 15-21 февраля 2012 года

Здоровье даром и за деньги

1 января вступил в действие закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». В «Крестьянине» № 48 за 2011 год мы постарались рассказать об основных новшествах, ожидающих российских пациентов и врачей. Теперь пора разобраться, как новый закон будет работать в донском регионе и получится ли с его помощью решить старые проблемы. Рассказать об этом мы попросили министра здравоохранения Ростовской области Татьяну Быковскую.

– Татьяна Юрьевна, представим себе обычного пациента – скорее всего, это сельский житель, как и большинство наших читателей. Расскажите, пожалуйста, что изменится в его поликлинике, больнице, ФАПе в связи с новым законом. И что в этом законе самое важное и главное?

– Прежде всего закон чётко определил ответственность всех сторон, причём впервые – ответственность пациента за своё здоровье. В законе прописана обязанность человека заботиться о своём здоровье и соблюдать режим лечения. Сформулировано понятие профилактической медицины, причём сказано, что она является приоритетной.

– И что это означает для нашего пациента на практике? Как именно он должен заботиться о своём здоровье?

– Например, прийти в центр здоровья: там можно, записавшись заранее, без очереди пройти скрининг, то есть самое общее обследование. В 2011 году в центры здоровья пришли 34 тысячи человек. Практически здоровыми из них оказались 30%. У остальных выявлены патологии, людей направили на дальнейшие обследования. При этих центрах есть группы здоровья и психологической разгрузки, можно заняться лечебной физкультурой, получить консультацию диетолога...

– Но центры здоровья – это же для горожан. А как быть жителям села?

– В Волгодонск могут приехать жители Волгодонского, Цимлянского и Дубовского районов. В Шахты – жители Октябрьского, они прикреплены. И в ростовские центры, предварительно записавшись, могут приезжать все селяне при наличии полиса.

– Много споров было вокруг того, что в законе написано о платных и бесплатных медицинских услугах...

– Да, высказывались опасения, что в связи с переходом на новые формы хозяйствования медицина станет платной. Ничего подобного! Программа государственных гарантий определяет государственный заказ для каждого лечебно-профилактического учреждения. И все медицинские услуги в том объёме, который гарантирован государством, остаются бесплатными для пациента. Всё, что свыше госзаказа, – это, конечно, отдельный разговор. А в казённых учреждениях, таких как туберкулёзные и психоневрологические больницы, дома ребёнка и т. д., вообще не может быть никаких платных услуг.

– А откуда пациент, который пришёл в поликлинику, узнает, что бесплатно, а за что нужно платить?

– В каждой поликлинике должен быть информационный стенд, где вывешен общероссийский перечень бесплатных медицинских услуг, предоставляемых по государственной гарантии.

– А если нет такого стенда, можно идти к главврачу и спрашивать, в чём дело?

– Нужно идти.

– Но ведь на практике чаще всего бывает так: «Да, мы должны сделать вам это обследование бесплатно. Но у нас сейчас нет нужного препарата (большая очередь и т. д.), так что придётся подождать месяц». А за наличные – хоть завтра...

– В законе чётко прописано, в течение какого времени должна быть оказана каждая услуга. На плановую госпитализацию возможна очередь, а на экстренную – нет. В поликлинике участковый терапевт и педиатр обязаны принять вас в день обращения. Они же направят пациента к узкому специалисту, потому что сам пациент не может определить, к кому именно ему идти. Если же человек уже был у специалиста, тот сам ему назначит дату повторного приёма.

– Неужели если у человека, который лечится у офтальмолога много лет, в очередной раз заболели глаза, ему нужно идти сначала к терапевту?

– Да, начать нужно с терапевта. Заболевание глаз может быть связано с другими патологиями, может дать осложнения. И в законе отмечено, что основную ответственность за пациента несут участковые врачи – собственно, именно за это они и получили доплату в рамках нацпроекта. Все данные о пациенте должны быть в одних руках. А мы в последнее время всё так узко специализировали, что разные врачи иногда назначают пациенту взаимоисключающие препараты.

– Но терапевты и так перегружены. А получается, сама я теперь не могу записаться на приём к узкому специалисту?

– Можете. Но одно дело, если вас к нему направляет терапевт. И совсем другое, если вы этого сами захотели. В этом случае вам могут сказать: «Через две недели, когда у врача будет свободное время». Или: «После 16.00 этот доктор работает в системе добровольного медицинского страхования, то есть оказывает платные услуги».

– Как раз то, что платные услуги официально прописали в муниципальной поликлинике, сильно смущает критиков закона. Не приведёт ли это к злоупотреблениям?

– С моей точки зрения – правильно, что прописали. Согласно закону сегодня должно быть чётко разграничено время, когда доктор оказывает бесплатные услуги по госгарантиям, а когда – платные. Раньше просто деньги шли мимо кассы. А теперь доктор получит свою доплату, а лечебное учреждение – свой доход.

– Но у доктора будет соблазн взять деньги и за то, что положено бесплатно...

– Нет, не будет, потому что всё равно он должен выполнить объём бесплатных услуг, за которые он получает зарплату. Платные услуги – это ведь дополнительный заработок, а не основной.

– Наша читательница из Каменского района Наталья Колтовская жалуется: ей дали направление в Каменскую городскую больницу на бесплатное обследование на томографе. А когда она пришла, потребовали с неё две с лишним тысячи рублей на том основании, что она – не жительница города Каменска.

– Это нарушение. Однозначно. Это несогласованность действий руководителей города и района. У нас есть договорённость, что Каменск даёт Каменскому району квоты на бесплатное обследование на томографе. По идее, из Каменского района должны были позвонить в город и уточнить время, когда пациентка может приехать. А они её отправили в никуда.

– Аналогичные жалобы – из Волгодонского района («Еду в свою ЦРБ мимо волгодонских поликлиник, где меня отказываются принимать. 35 км вместо 5») и не только...

– Это тоже нарушение. Такой тихий саботаж. Но сейчас мы отрабатываем межмуниципальное взаимодействие на трёх территориях: Гуково – Зверево – Красный Сулин. Если в Гуково, скажем, хорошо развита травматология, зачем её развивать в Зверево – в20 км? И если в Зверево капитально отремонтировали инфекционное отделение, зачем то же самое делать в Красном Сулине? Или взять Азов: там педиатрические отделения городской и районной больниц чуть ли не соприкасаются заборами – и оба не загружены. Так зачем дублировать? То есть нужно наладить взаимодействие крупного лечебного учреждения и близлежащей территории, чтобы жители чётко знали, где и какую помощь они получат.

– Что нужно делать человеку в такой ситуации, как у нашей читательницы из  Каменского района?

– Звонить в свою страховую компанию, телефон которой есть на бланке вашего полиса. В новом законе чётко написано: качество медицинской помощи контролирует страховая компания. Более того, мы – одни из первых в стране – ввели порядок, при котором в лечебном учреждении принимают представители страховых компаний.

– Наталья Колтовская и сейчас может обратиться в свою страховую компанию?

– Да, и компания будет в досудебном порядке решать, кто вернёт ей эти две тысячи.

– Неужели действительно вернут?

– Да, у нас много таких случаев. Если доказано, что плата взята неправомерно, возвращают. Лишь бы она не заключила с ними договор – тогда она не сможет получить деньги назад.

– Скорее всего заключила. Мы же в таких случаях подписываем какие-то бумажки, не особо разбираясь...

– Нужно объяснять людям, что этого не следует делать. Если у неё было на руках направление из Каменского района, её обязаны были принять.

– Сможем ли мы по новому закону действительно выбирать врача?

– На практике территориальный принцип всё равно сохранится. Если вы не хотите лечиться у какого-то врача, вы можете прийти к главврачу и попросить перевести вас к другому. Но это реально в городе, в крупном райцентре. А какой выбор есть в маленькой сельской амбулатории?

– В законе написано, что врача можно выбирать «с учётом его согласия». В каком случае врач может отказаться принять пациента?

– Только если он перегружен.

– «Почему у нас закрывают роддом?» – одинаковые вопросы из Чалтыря, Родионово-Несветайского, Боковского районов.

– В Боковской не будут закрывать. А о других роддомах скажу подробнее. Для того чтобы доктор не терял квалификацию, он должен принимать минимум двое родов в день. Поэтому родильные дома, где происходит меньше 500 родов в год, небезопасны для пациенток. В прошедшем году уже были печальные случаи: умерли мама с ребёнком в Весёлом, в Дубовском погибла роженица – осиротели её двое детей. Причём врачи делали что могли, но у них не было ни достаточного опыта, ни необходимого оборудования.

Вот цифры. В Чалтыре в 2009 году родили 262 женщины, в 2010-м – 243. Причём число беременных в Мясниковском районе было 504, но половина из них поехали рожать в Ростов. И правильно сделали! Женщина рожает 1-3 раза в жизни. И здесь нужно думать прежде всего не о комфорте и доступности, а о качестве медицинской помощи. Ну зачем роддом в Чалтыре, если рядом Ростов?

Родионово-Несветайский район: 2009 год – 138 родов, 2010-й – 142. А вот роддом в Боковской закрыть мы пока не можем: отдалённая территория, а хороших дорог нет. Но при малейшем подозрении на патологию будем отправлять женщин в Миллерово, в межрайцентр.

– Кстати, небольшая заметка в нашей газете о системе межрайцентров вызвала настоящую бурю: «Наши ЦРБ и так нищие, а теперь их и вовсе ликвидируют...»

– Люди неправильно поняли. В работе ЦРБ ничего не изменится. Но! В большинстве ЦРБ никогда не будет кардиологического отделения. Там есть терапия, в состав которой входят и кардиологические койки, и неврологические и т. д. Кардиологическое отделение, где можно пройти более детальные обследования более высокого уровня и получить более квалифицированное лечение, есть, например, в Миллеровской ЦРБ. И пациент с серьёзной проблемой сразу должен попадать туда, где есть узкопрофильное лечение. А закрывать мы ничего не будем, кроме некоторых роддомов. Напротив, на селе за последние годы добавили более тысячи коек сестринского ухода.

– Что это такое?

– Это койки, где оказывается медико-социальная помощь. Важно то, что они не входят в систему обязательного медицинского страхования, то есть там можно держать пациента столько, сколько нужно, невзирая на нормативы. На этих койках лежат, например, престарелые люди, ожидая, пока их оформят в интернат, брошенные дети. И для одиноких сельских бабушек и дедушек это хорошая возможность получить уход и подлечиться.

– «Что делается для укомплектования сельских больниц врачами, в частности педиатрами? У нас в Боковской штат заполнен меньше чем на 50%», – это ещё один читательский крик души.

– В 2012 году любому молодому медику (до 35 лет), который согласится переехать в село, государство выплатит миллион рублей. А в РО с 1 января тем интернам и ординаторам, кто едет в труднодоступные территории (в том числе в горняцкие), дополнительно выделят из областного бюджета ещё 200 тысяч на благоустройство. Плюс 50 тысяч подъёмных. Сейчас поступило уже 24 заявления. Но, к сожалению, дети из Боковского района, поступившие в медуниверситет, редко возвращаются в Боковку.

А в Заветинском, Зимовниковском, Ремонтненском районах серьёзных кадровых проблем нет. Так что это не только медицинская проблема.

– Закон обещает единые медицинские стандарты для всех регионов. Что это даст пациентам и врачам?

– Больной вопрос. Министерство их ещё не выпустило. Но вообще стандарт – это основной алгоритм лечения того или иного заболевания. Врач может нарушить его, но он должен записать в истории болезни, почему он посчитал необходимым лечить больного так, а не иначе. В любом случае меньше стандарта он сделать не может. А больше – пожалуйста.

– Насколько я знаю, стандарт касается не только действий врача, но и комплектации медицинских учреждений. Когда он заработает, может, врачи «скорой» не будут говорить, что у них один анальгин с димедролом?

– А у них и сейчас не только анальгин с димедролом. Они финансируются по полному тарифу. Мало ли что можно говорить...

– «Почему в Багаевской ЦРБ часть лекарств платная? В городских больницах такого нет...» Что-то я сомневаюсь, что в городских больницах такого нет...

– Я тоже. Есть перечень необходимых лекарств, которые больница обязана предоставить бесплатно. Если нужный препарат не входит в этот перечень, то есть два варианта: либо врач подбирает замену из перечня, либо пациент покупает лекарство сам. Но многое зависит и от механизма управления. Например, я была в Зимовниковской ЦРБ, там ни один пациент не пожаловался, что ему пришлось что-то покупать самому. Но и пациенты иногда капризничают: требуют именно то, что им хочется.

– А могут бесплатно назначить препарат, не входящий в перечень?

– Да, – по решению врачебной комиссии.

– «Чем закончилась скандальная история с покупкой томографов? Правда ли, что тот замминистра, которому предъявили обвинение по этому делу, спокойно продолжает работать?» – спрашивает читатель.

– История ничем пока не закончилась. Следствие идёт, мы отвечаем на вопросы. А замминистра Василий Кравченко не уволен, но отстранён от работы на время  следствия. Могу сказать только одно: при закупке оборудования и по сей день нет ясной ценовой политики. Мы так и не знаем, сколько должен был стоить томограф: они продаются по разной цене.

– 90 и 40 млн – всё-таки слишком большая разница...

– «Жигули» и «БМВ» тоже по-разному стоят.

– Будет ли в Ростовской области бюджетная программа репродукции человека (ЭКО)?

– Да. С этого года она стартует на базе перинатального центра. В 2012 году 130  женщин получат бесплатные квоты за счёт государства.

Беседовала Анна КОЛОБОВА

Размещен:Размещено:
16.02.2012 18:04:12|
Изменено:
16.02.2012 18:18:25|
Количество просмотров:
175

В начало страницы

344050, г. Ростов-на-Дону, ул.Социалистическая, 112,

Справочные телефоны,       Сообщить об ошибке

© Правительство Ростовской области

О сайте и использовании информации
Яндекс.Метрика